Лук Эпохи Мин традиционный

Лук Эпохи Мин традиционный

ID товара: #203

Категория: Луки

В наличии 1 шт.

Количество:

О товаре

  • Натяжение: 40 lbs
  • Производство: Китай
  • Цвет: черный
  • Материал: Дерево ясень

944096_984494641620088_4050697966775793516_n

Все мы знаем про японскую традиционную стрельбу из лука, а вот такой огромный пласт как Китайские традиции в метании стрел практически не затрагиваются. Мы попытаемся заполнить.

Поройтесь в своей памяти – много ли вы знаете о восточном искусстве стрельбы из лука? Если, как у меня, ваша ментальная картинка движется с запада на восток, а не сразу через Тихий океан, ваш мысленный взор может начать с традиции венгров и турок, затем через степных татар (парфянский выстрел), перейдет на степи Центральной Азии, пикируя мимо монгольских орд. Затем Корея, длительная история уважения к искусству стрельбы из лука позволило воспитать Олимпийских чемпионов и, наконец, вы наверняка слышали о японской традиции кюдо и кюдзицу. И ставлю доллар против десяти центов, что когда вы достигните Китая, ваша память окажется пустой. Что можете вы вспомнить об искусстве стрельбы из лука в среде великого народа численностью в два миллиарда человек, с письменной историей, простирающейся на четыре тысячи лет? Если вы знаете об этом немного, не корите себя. Великая традиция существовала в Китае, но умерла. Но в литературе и в материалах археологии осталось достаточно следов ДНК, чтобы снова оживить эту традицию. Именно этим проектом я занимаюсь в настоящее время. Самые ранние данные о китайской культурной истории имеют форму фольклора. Некоторые ключи также уцелели в самых древних формах китайской письменности, в которой слова записываются символами, состоящими из картинок. Из этих ключей возникает поразительная картина древнего китайского искусства стрельбы из лука. Примерно 3500 лет назад в Китае существовал шаманский культ стрельбы из лука. Шаманы и правители выполняли лучные ритуалы, молясь о дожде, прекращении наводнений и удерживая варваров вдали от китайских земель. Среди шаманских кланов знаменитым был клан по имени «И», основатель которого, согласно китайскому фольклору, сбил стрелами с неба девять солнц (оставил при этом на небе только одно солнце), которые являлись причиной засухи и голода. В самых ранних китайских правящих династиях стрельба из лука занимала важное место, как в мистических ритуалах, так и на войне. Это был обязательный предмет, наряду с ритуалом, музыкой, управлением колесницей, чтением и арифметикой, в школах, где обучалась китайская знать. Примерно через тысячу лет, более чем за две тысячи лет до наших дней, стрельба из лука все еще представляет важную часть императорского придворного ритуала. Конфуцианские ученые преобразовали древний шаманский ритуал в ритуал стрельбы, символизирующий конфуцианские добродетели. Примерно 2500 лет назад, арбалет, очень рано появившийся в Китае, претерпел значительное технологическое развитие. После того как Цинь Чу изобретел точный бронзовый механизм арбалета, арбалет смог стрелять тяжелым снарядом, и впервые смог стрелять тяжелой стрелой с такой силой, что мог быть разработан градуированный прицел и метод артиллерийской стрельбы. Хотя это не положило конец военной роли лука и стрелы, но благодаря этому стрельба из лука попала в руки обычных пехотинцев, а не только благородных лучников, которые в течение ряда лет обучались естественной стрельбе из «традиционного» («голого») лука. Это событие оказало значительное влияние, сняв налет мистики со стрельбы из лука, содействуя ее популяризации в Китае. Возможно, талант изобретательности и технологические навыки китайского народа, могли бы положить конец применению лука и стрел на поле боя, если бы не возвышение гуннов в Центральной Азии. Китайская армия, умело сражавшаяся на равнинах с помощью пехоты и боевых колесниц, столкнулись с умелыми конными лучниками. Как только арбалет начал становиться значительным орудием войны, враг передвинул цели. У Лин, правитель царства Чжао, понял, что у китайской армии не осталось другого выбора, как отбросить традиционные пехотные подразделения, вооруженные теперь арбалетами, снять свои развевающиеся китайские одежды, надеть короткие туники, которые носили гуннские всадники и учиться стрелять из лука с коней. Начиная с этого времени, мастерство стрельбы из лука с коня, в сочетании с мощными арбалетами для осад крепостей (для снаряжения некоторых требовался бык и лебедка!), а также военно-морские сражения, формировали костяк китайской военной практики применения стрельбы из лука. Это основное тактическое сочетание сохранялось в течение следующих тысяч лет, во время которых основной стратегической заботой Китая являлись всадники на сухопутных границах. Следующее значительное событие произошло в период династии Тан, когда императрица У Цзэтянь, приняла, примерно в 720 г. Н.Э., декрет о том, что стрельба из лука в кавалерии и в пехоте должна стать обязательным предметом при сдаче военных экзаменов. Это подстегнуло академический интерес к технике стрельбы из лука и привело к публикации нескольких великих китайских учебников по стрельбе из лука, которые дошли до наших дней. Обучение стрельбе из лука осталось основной заботой во время Минской династии (1368-1644 гг.) и следующей Цинской династии (1644-1911 гг.). Но в 1901 г. китайский двор, столкнувшийся с растущими военными потерями от рук агрессивных иностранных колониальных держав, наконец, признал, что «испытания силы в плане владения луком, стрельбы из лука в пехоте и в кавалерии, не имеют более места в военной практике, и в наше время более не являются полезными… они должны быть прекращены раз и навсегда». Таким образом, стрельба из лука была вычеркнута из экзаменационных программ. Технология создания китайского лука мало изменилась со времен Конфуция до тех дней, когда примерно в 1940 г. из бизнеса ушел последний традиционный китайский мастер по изготовлению луков. Луки изготавливались из древесной (иногда бамбуковой) сердцевины, с бычьим рогом на внутренней стороне лука, чтобы компенсировать сжатие, и с сухожилиями на внешней стороне лука, чтобы сопротивляться растяжению.

Эффектом этого сочетания являлось то, что после снятия тетивы, лук мог согнуться в обратную сторону и принять форму «С», как видно на иллюстрации ниже (по материалам Тань Даньцзюн). Дерево, рог и сухожилия в сборе туго обматывались шелковой нитью и, в конце концов, покрывались слоем лака для защиты от влаги. Часто луки украшались змеиной кожей или берестой, а рукоятка обматывалась шкурой ската (подобно рукояти японского самурайского меча). Форма лука не оставалась неизменной в течение трех тысяч лет; но и не слишком менялся. Вплоть до Минской династии, луки составляли две трети от роста стрелка; но при Цинской династии луки стали больше, и обычно были примерно того же размера, как и современные западные рекурсивные луки – примерно 66 дюймов. Китайская литература содержит много сказок о необычайной силе луков. Но технические описания подчеркивают, что большая сила луков была нежелательной, и могла быть даже непродуктивной. Для военных целей сила лука от 50 до 60 фунтов была достаточной, а для гражданских луков, достаточными считались гораздо меньшая сила луков. На военных экзаменах испытания проводились на луках с силой натяжения до 90 фунтов: но это были испытания физической силы, а не стрельбы из лука: даже луки для «силового натяжения» отличались от луков, применявшихся для стрельбы. Аналогичным образом, технология не была статичной, были разработаны многие способы. Но обсуждение технологии концентрируется вокруг элементов предписанной формы, установленных примерно в 150 г. до н.э. при династии Хань. Древняя шаманистическая магия оставила свой след в требовании размещать ступни под прямым углом. Эта форма сохранялась до Минской династии, когда она была заменена положением ступней, не слишком отличавшейся от современной открытой стойки. В отличие от западной, японской и корейской лучной традиции, лучники всегда стреляли из позиции, когда была согнута одна или обе ноги в коленях и раздвинуты от пояса. Для тех, кто знаком с китайскими боевыми искусствами, это классическая, базовая боевая стойка. Такая стойка необходима для обеспечения правильного сочетания дыхания, кровообращения, напряжения мышц и концентрации, известного под названием «цигун», которое всегда являлось неотъемлемым элементом китайской стрельбы из лука. Действительно, правильно было бы описывать китайскую стрельбу из лука как форму цигуна. В китайских учебниках по стрельбе из лука подчеркиваются два процесса: принятие твердой стойки («гу») и поддержания максимальной концентрации («шень»). И то и другое вырабатывается посредством ряда движений, развивающихся от начала с низким напряжением, до выпуска с высоким напряжением при полном натяжении («гоу»). Иллюстрация приведена в учебнике минского периода, написанного Чень Цзуню, «История стрельбы из лука в восьми томах. Положение руки на тетиве было аналогичным тому, что называется сегодня «монгольский хват». Но некоторые китайские авторы стоят за то, что они называют настоящим «китайским хватом», при котором тетива удерживается большим пальцем (защищенным кольцом), при помощи среднего пальца, а указательный палец направлен вверх вдоль тетивы. (После того, как я попробовал этот способ, я не смог вернуться ни к какому другому.) После выстрела, рука естественным образом откидывается назад наружу, так что конец процесса стрельбы из лука оставляет лучника в положении с раскинутыми руками, и следующим движением, лучник достает следующую стрелу в готовности установить ее на тетиву, как показано на рисунке слева.

После японской оккупации Китая во время второй мировой войны, искусство традиционной стрельбы из лука вымерло, несмотря на некоторые усилия националистического правительства (1912-1949 гг.) возродить его. В наши дни никто в Китае не занимается этим искусством. Я надеюсь, что народ Китая снова станет гордиться трехтысячелетней традицией китайской стрельбы из лука.

КАЗАНЦЕВ В.Н.